Русский писатель Захар Прилепин только что создал новую партию. Его программная речь с акцентами популистского манифеста симптоматична авторитарно-ястребиному дрейфу российской политики.

«Вот где мы находимся.

Наше Движение ЗА ПРАВДУ претендует на власть, стремится захватить власть, имеет право на власть.

Исходим из того, что при любой передаче власти существование народной организации способно обеспечить сохранение России, ее политической и территориальной целостности.

В связи со смутами, охватившими Россию в начале 17 века, исчезла треть русского населения. Россию спасло, как мы все знаем, ополчение, собранное Мининым и Пожарским. Но это ополчение было сформировано только на восьмом году смуты.

К этому времени подавляющее большинство элиты уже присягнуло сначала одному самозванцу, потом второму, а некоторые даже третьему. Самые просвещенные умы, самые титулованные и влиятельные чиновники России оказались ни на что неспособными.

Исходим из того, что значительная часть российской политической, финансовой и культурной элиты сформировалась после 1991 года в либеральных настроениях, а сегодня притворно занимает патриотические позиции, когда осознала, что они стали основными народными тенденциями.

Пусть снова возникнут смуты, и многие из них присягнут на верность первому пришедшему самозванцу.

Подавляющее большинство элит пока не мыслит национальными категориями.

Пресловутая «национализация элит» в основном еще не состоялась.

Наша задача – влиять на элиты, навязывать смену элит, при необходимости заменять элиты.

Мы не враги государства, мы – истинная основа государства.

Мы не просто против зла, а ради добра.

Мы за правду, за правду нормального большинства.

Чудаки нас утомляют.

Мы умеем быть эксцентричными лучше, чем кто-либо другой.

Хватит эксцентричности и постмодерна.

Потому что:

Бог существует.

У нас только одна Родина.

Семья – это союз мужчины и женщины.

Защищать Родину с оружием в руках – вот норма.

Экспансия дипломатическая, культурная, политическая, языковая, а в некоторых случаях и война – вот норма.

Мы живем в мире, где происходят 42 войны.

Все, кто хочет убедить нас, что в 21 веке надо решать проблемы цивилизованным путем, на самом деле хотят только нашей капитуляции.

В понятие «цивилизованное» мы вкладываем только один смысл : все, что способствует сохранению, укреплению и расширению русской цивилизации – цивилизованно.

И наконец.

Свобода – вот норма.

Россия – страна свободных граждан.

В то время как либеральная оппозиция считает, что наше счастье состоит в том, чтобы стать рабами Запада, наша новая буржуазия считает, что мы его рабы и должны быть этим довольны.

Каждый, кто хочет видеть крепостного в русском человеке, рискует когда-нибудь снова увидеть из-за островов корабли Стеньки Разина (казачьего вождя 17 века, который вел на юге России особенно жестокую агрессию против помещиков. Как и Прилепин, он говорил, что нападает только на чиновников и богачей, но уважает царя).

Наша самая главная задача – деприватизировать концепцию оппозиции.

Сегодня концепция оппозиции монополизирована западниками.

Старые, тягучие, скучные западники, которые надоедают нам не со вчерашнего дня, а уже более 25 лет. Тем не менее им удалось навязать значительной части нашей молодежи совершенно устаревшие либеральные взгляды в остальном мире и выставить себя новаторами.

Но они архаичны.

Они исповедуют архаичные взгляды, вызывающие тошноту у огромной части населения США, Европы и особенно Латинской Америки.

Все, что сегодня может предложить оппозиция : давайте, давайте сделаем, как нормальные страны !

Но этих знаменитых нормальных стран уже не существует. Мир движется к новому кризису, экономическому и духовному. Цепляться за нормальные страны, когда они погружаются в кризис и хаос, – это безумие.

И они хотят втянуть нас в это безумие.

Надо изобрести образ нового просвещенного, блестящего, эффективного и образованного патриота, который не стыдится своих идей.

Патриот, способный отстаивать свои идеи, а при необходимости и навязывать их.

Способный разработать и реализовать открыто оппозиционную стратегию, и даже радикальную оппозицию.

Государство может ошибаться.

Государство не является априори идеальной машиной.

И революция не априори зло.

Если завтра мы проснемся посреди кошмара и поймем, что это не сон, а реальность : Григорий Явлинский руководит Россией, Михаил Ходорковский – премьер-министром, а Леонид Гозман – министром обороны, то революция – благо.

Более того, участие в нем становится обязанностью каждого гражданина.

Но лучше не позволять этому случиться.

Лучше иметь ополчение, готовое действовать.

Класс упрямых патриотов, эффективных и рациональных, современных, как новейший iPhone, и убедительных, как автомат Калашникова.

Вот кем мы должны стать.

Нас узнают издалека.

Россия должна быть левее в экономических вопросах и правее в международных отношениях. Вот что такое русское равновесие: качаться из одной крайности в другую. И некоторые хотели бы посоветовать нам держаться середины, оставаться в центре.

Нет, мы будем атаковать слева и справа.

Это тоже нормально.

Спросите Стивена Сигала (американский актер в боевиках, специалист по боевым искусствам, друг Путина, гражданин Сербии и России в последнее время, соучредитель Прилепина и некоторых других деятелей русской политики и культуры партии ЗА ПРАВДУ).

В сегодняшней России может появиться новая тенденция: примириться с Западом и пойти на компромисс. Эти процессы могли бы показаться разумными, если бы наше поколение не знало эпохи Горбачева и Ельцина.

Мы не Кремль и можем позволить себе называть вещи своими именами.

Запад – уникальная цивилизация.

Мы любим Запад.

И все же.

Западные элиты обманут нас при первой же возможности и предадут. Именно так, а не иначе.

Русофобия – образ жизни западных, политических и медиа-элит, на протяжении веков и надолго.

Это факт.

Тот, кто в России начинает сначала отстаивать идею сближения с Западом, следом переходит к предательству национальных интересов.

Мы гарантируем вам, что те, кто завтра объявит о заключении мира с Западом, сдадут Донбасс на следующий день.

Вот почему мы должны контролировать элиту.

Мы можем разрешить ей сближаться с Западом только с одной целью: взять у Запада все, что можно отнять у него, заплатив втрое меньше. И пока мы здесь, удвоим площадь Донбасса.

Вот как должна выглядеть национальная политика.

Все остальное – от дьявола.

Еще больше суверенитета.

России нужен еще больший суверенитет.

Полная продовольственная, финансовая и политическая независимостЬ.

И напоследок : Россия живет в атмосфере культурного террора.

Антикультурный ужас на пороге.

С одной стороны, Россию терроризируют русофобы и дегенераты.

С другой стороны, террор поддерживается всей государственной медиа-машиной, которая обрушивает на великие народы России дебильные сериалы и бесконечные эстрадные шоу.

Мы страна большой культуры.

Большую культуру, как и любую культуру, нужно поддерживать.

Иначе сорняки сожрут ее.

У сорняков всегда хороший слух.

Но не следует поощрять людей в их склонности к низости.

Иначе мы не построим сверхцивилизацию.

Проблема России не в том, что вампиры ведут бал по телевизору.

Проблема в том, что вампиры захватили YouTube и приватизировали его.

Какой смысл отгонять всякую пошлость от общественных телеканалов, если каждый, кто хочет посмотреть на бисексуальных существ, чтобы скрасить свой канун, может найти их по кабелю ?

Что касается YouTube, мы должны создать там активную, агрессивную и конкурентоспособную среду.

Движение ЗА ПРАВДУ претендует на власть, стремится захватить власть, имеет право на власть.

Я не боюсь сказать, что мы лучше власти, ярче власти. Злее власти. Слаще власти.

Вот такие мы.

Благодарю.»

Это немного долго, я знаю, но перевод является интегральным. Я не хотел, чтобы все еще многочисленные поклонники Путина на медиапарте обвиняли меня в том, что я опираюсь на фразы, вырезанные из их контекста. Вся обстановка там, до тошноты.

Сначала несколько замечаний по стилю. Прилепин – писатель, и не в последнюю очередь, стилист, и, безусловно, именно поэтому Кремль выбрал его для руководства партией, которая в противном случае состояла из клоунов, особенно актеров Стивена Сигала и Ивана Охлобыстина. Последний – к тому же поп, и прославился тем, что заявил, что гомосексуалистов надо сжигать заживо. Неизвестно, подключится ли Депардье, гражданин России, как и Сигал.

Текст поражает прежде всего своей изученной лаконичностью, которую французский перевод делает очень плохо, его именными фразами и систематическим повторением строк, вплоть до удивительных «но» и «потому что». Мы находим стиль и расположение текстов агитпропа начала Революции. Модель Прилепина – явно Маяковский, не меньше. Эстетика плохого мальчика, поэта-изгоя, бритый череп и сжатые челюсти. Плохо то, что мы находим и в употреблении каких-то привычных оборотов и бандитский жаргон, в завуалированных угрозах, в манерах высказывания, которые тоже нравятся российскому Президенту.

Для содержания я просто поднимаю и комментирую некоторые темы, которые должны быть возвращены в российский политический контекст, чтобы быть понятым.

Тема 1: передача. Навязчивый вопрос российской политики в этом году: как Путин собирается оставаться у власти после 2024 года, когда Конституция запрещает ему баллотироваться на 5-й срок. Видно, что Прилепин, как и многие русские, не может представить себе ни мирного перехода, ни демократического чередования. Слово «неприятности» ежедневно волнует, как пугало. Поэтому ВВП должен оставаться у власти, по возможности навсегда. Мы пытаемся создать новую страну, союз с Белоруссией, которой нужен был бы новый президент, который ушел бы на два долгих срока. Угадайте, кто. Но Лукашенко не позволил себе этого. Поэтому ВВП предлагает пересмотреть Конституцию. Он не навязывает с самого начала, как вульгарный Бутефлика, что ему разрешают явиться еще раз. Он собирает комиссию по пересмотру Конституции, состоящую из десятка юристов с орденами и сорока видных деятелей гражданского общества, художников, бывших спортсменов, казаков и космонавтов, обычный коктейль из фей, в том числе наш Захар Прилепин, введенный там официальным писателем режима. А что такое одно из первых спонтанных предложений комиссии с индексацией пенсий ? Создание должности верховного правителя нации, превосходящей должность президента, и выполняемой пожизненно… Здесь видно, как Прилепин слышит передачу и какова искренность его «открыто оппозиционной» позиции. Россияне призваны 22 апреля принять участие в референдуме, который утвердит новую Конституцию.

Тема 2: расширение. Еще одна идея в воздухе времени. И это касается не только проекта Союза с Белоруссией. В нескольких недавних выступлениях Путин повторил, что весь северный берег Черного моря исторически и этнически принадлежит России. Что вполне точно соответствует тем областям Украины, которые Прилепин хочет присоединить к Донбассу, а следовательно, и к России: Одесса и Херсон. Он добавляет Харьков для хорошей меры.

Тема 3: русофобия. Пирог с путинской идеологией, но старый, как цари или КПСС: если не любишь Путина (Сталина, Николая II…) вы не любите ни Россию, ни русских. Россию надо любить всю, с ее березами, самоварами, избами, ГУЛАГом и коррумпированными чиновниками. Без сортировки. Вы любите Пушкина, возьмите с собой Путина. С той же логикой, если вы не любите Макрона, вы франкофоб, почти расист. В том же духе те, кто извне критикует Путина, ничего не понимают в глубине и тонкостях русской души. Хотя бы столетие, пока нам не подарили это блюдо.

Тема 4: славянофилы и вестернисты. Еще очень старая тема идейных дебатов в России. Те, кто хочет спеться с западниками – враги народа. У России есть собственный путь развития, связанный с ее историей и культурной уникальностью, его надо уважать, а не судить по чужим для нее критериям. Если бы не то, что славянофилы каждый раз строят в своей стране так загадочно, это старая добрая милитаристская клептократия, примеры которой можно найти во всем мире. Заметим, что если Прилепин не хочет черпать вдохновение из западной модели, когда она демократична и либеральна, то когда Запад, кажется, отворачивается от демократии, то он снова становится легитимной моделью.

Тема 5: народ против элит. Еще одна тема, пришедшая с Запада. Это красиво, как Ле Пен, Фарадж или Сальвини. Напуганные «желтыми жилетами» кремлевские эксперты рассудили, что если это произойдет в России, то лучше это будет в рамках контролируемого ими проекта, чем спонтанно. Они взорвали в Прилепине старую популистскую тему, молчаливое большинство, и наш стилист неожиданно изменил эпитет: «нормальное большинство». В бесконечном зеркальном эффекте можно ожидать, что популисты Запада вернут формулу на свой счет. Конечно, новая партия Прилепина намерена говорить вслух то, что русские думают вслух. Мы знаем музыку.

Тема 6: русская идея. Режим ищет ее уже 20 лет: как спаять народ за своим вождем, с каким идеологическим цементом, раз социализм потерпел крушение. Здесь Прилепин тоже ничего не выдумывает и довольствуется возобновлением консервативной программы, предложенной Никитой Михалковым, пытающимся возродить самодержавное прошлое: Православие, Отечество, семья. Русский вариант сабли и упыря. Вот что Прилепин продает как революцию и современность, достойную iPhone…

Тема 7: постдемократия как тренд. Идея, уже сформулированная ВВП в недавнем интервью одной крупной западной газете: либерализм – это конец, мода на авторитарных и харизматичных лидеров, таких как Эрдоган, Трамп, Орбан, Си Цзиньпин и я. В своем выступлении созерцатель западных ценностей Прилепин будет искать подтверждения этой тенденции в США, Европе и у Bolsonaro.

Тема 8: ни вправо, ни влево. Но и не в центре… Еще одна старушка. Слева в экономической и социальной сфере, справа по вопросам нравов и международной политики. Нам вновь представляется парадокс консервативной революции. Прилепин практикует этот оксюморон с юности и участия в большевистском национальном движении, основанном еще одним заблудшим писателем Эдуардом Лимоновым. Свой агитпропский стиль Прилепин заострил в дневнике этого движения «Лимонке» (граната). Флаг и повязка движения несут черный серп и молот в белом круге на красном фоне. Некоторые делают вид, что не видят очевидного и сознательного намека на германский национал-социализм, он тоже ни справа, ни слева. С этой точки зрения Прилепин остается неизменным. Душевное смятение не покидало его.

Тема 9: правда. Это еще одно общее место, чтобы напомнить, что по-русски правду можно сказать «правда» или «истина». Первое имеет более нравственный смысл и может даже обозначать справедливость, второе имеет более логичный смысл и обозначает именно адекватность дискурса реальному. Конкретно, если вы думаете, что находитесь на стороне правды-правды, вы можете позволить себе несколько растяжений на стороне правды-истины. Вот почему орган КПСС назывался правдой и лгал с утра до вечера. Именно от этой упругой правды и исходил Прилепин.

Темы 10: революции. Ближе к теме 8. Прилепин говорил нам, что не любит смуты, а потому не должен любить революцию. Но есть, объясняет он нам, хорошая форма революции, именно та, которая предупреждает волнения. Если бы когда-нибудь демократические выборы должны были привести к власти либеральную оппозицию, то народное ополчение партии Прилепина вмешалось бы, чтобы свергнуть этих негодяев и восстановить на своем престоле. Видно, что политология Прилепина на Корсике на уровне Астерикса: сначала набивают урны, а потом воюют. Можно было бы улыбнуться. Но те, кто живет в России, знают, что уже существуют военизированные группировки, функция которых – терроризировать любую серьезную оппозицию. Там чеченцы уже убили нескольких журналистов и Бориса Немцова. Есть НОД (Национально-освободительное движение) и Серб, жестокие и никогда не беспокоящие полицию, совершающие многочисленные нападения на оппозиционных деятелей. В разгар протестов 2011-2012 годов «рабочие» Уральского вагонного завода угрожали приехать в Москву с кирками, чтобы разбить морду этим развращенным и проданным Западу московским интеллигентам. Там теперь будут друзья Прилепина, тем более опасные, что научились воевать с ним на Донбассе.

Это приводит нас к теме 11: насилие. Вездесуща и героизирована в этой речи, она же навязчива в творчестве писателя, явно страдающего болезненным увлечением оружием. Он бы назвал это «нормой». Но он не единственный. Травма утраты империи, компульсивное поминовение войны, оправдание коммунизмом политического насилия, попустительство бытовому, школьному насилию, систематическое унижение голубых в армии, эстетика жестокости, коллективная страсть к самым жестоким боевым видам спорта – все это порождает культуру насилия, эквивалента которой мало известно в других странах мира. И взрывной коктейль, когда стареющий лидер стремится спасти свою власть во внешних военных авантюрах.

Тема 12: интеллектуальный и культурный террор. Еще одна тема, заимствованная у западных популистов. Мы более полувека терпели интеллектуальный террор левых, пора освободиться от него, давайте будем гордо правыми, без комплексов, и даже немного расистскими и гомофобными. Это так здорово. Иногда кажется, что Прилепин – читатель Земмура. Поэтому он ставит перед собой задачу освободить Россию от этого интеллектуального и культурного терроризма и тут же находит главного виновника – интернет. Ему будут благодарны за то, что он не хочет, как обычно путиновцы, запрещать или отключать интернет, а просто занимает его.

Тема 13: суверенитет. Еще одно пустое слово, дорогое популистам, но работающее как сигнал: они пускают слюну, как только слышат. Мы задаемся вопросом, какой дополнительный суверенитет Прилепин требует для России, которая уже делает это только во главе и вмешивается в военном отношении, где она считает нужным, она пользуется постоянным местом в Совете Безопасности ООН, которое она использует и злоупотребляет вето. Поэтому молодой стратег и основатель партии должен придать ему экстремальное содержание: полную, продовольственную и культурную автаркию, старый русский рефлекс замкнутости на себе, Албанию или Северную Корею как горизонт. А тут еще говорят, что проект не очень серьезный и был действительно неряшливый.

Наконец, две сквозные и едва приоткрытые, но очень резкие темы признания нового европейского права и повторяющиеся в личном пути Прилепина – гомофобия и антисемитизм. Три оппозиционных деятеля, чье законное вступление к власти он представляет как кошмар и на которых он мечтает отпустить своё ополчение, имеют пресловутое еврейское происхождение. Не случайно Прилепин знает, что говорит и кому говорит.

Что сделал писатель на этой галере и что ищут те, кто спустил эту галеру на воду ?

Безусловно, еще одна спойлер-партия, призванная брать голоса у оппозиции. Ремейк опыта партии Родина в 2003-2006 годах, который позволил надолго ослабить коммунистическую партию, которая с тех пор стала также спойлером. Настоящие оппозиционные партии не могут существовать в России. Они никогда не регистрируются избирательной комиссией по самым сюрреалистическим мотивам.

Здесь создается не только партия, но и ополчение: если бы избирательная реформа не шла именно так, как надо, пусть все знают, что применение насилия не исключено.

Но все же, когда стареющий и все менее популярный ВВП стремится навсегда поселиться у власти, пусть сверкнет надежда на несколько молодых и динамичных альтернативных личностей.

И, наконец, попытаться контролировать и поставить на службу режиму тот мировой популистский фон, который не может не дойти и до России. Проект ЗА ПРАВДУ очень похож на другие европейские политические проекты, которые Кремль поддерживает финансово и опосредованно, такие как Национальный сбор или Лига Севера. ЗА ПРАВДУ как звено большого популистско-фашистского Интернационала, как новый путинский Коминтерн, вернее, Фашинтерн.

Что же касается писателя, то он, возможно, всерьез воспринимает перспективу национальной судьбы. Его последний текст (Донбасс), в котором рассказывается о его опыте командира батальона на Донбассском фронте, свидетельствует о растущем тщеславии: я приказываю артиллерийскую подготовку, я в окопах, я щедро раздаю сигареты и водку своим людям, я и мой 4X4, я и Захарченко, я и Моника Беллуччи, я на книжной ярмарке в Париже, я и Кустурица, я и Никита Михалков…

С последним он, кстати, разделяет судьбу художника, разрушенного его политической инструментальностью.

К счастью, если мы хотим почитать писателей, избавленных от этой чумы, то есть еще очередь постмодернистов: Владимир Сорокин, Евгений Водолазкин или АндреЙ Аствацатуров.

Источник: https://blogs.mediapart.fr/raoul-olivier/blog/130220/ce-que-la-politique-fait-aux-ecrivains

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
РЕФЕРЕНДУМ