Автор: Михалыч


Лучший из двуногих – тот, кто прозорлив.
Из “Дхаммапада”.

Предвидеть или предсказывать ход политических событий сложно. Можно говорить о вероятности тех или иных событий, но любой прогноз остаётся лишь в рамках своей вероятности.
Это, разумеется, не отменяет наличия множества прогнозов и предсказаний. Человечество никогда не страдало от недостатка пророков, предсказателей и ясновидящих. При огромной численности предсказаний и пророчеств, кто-то и угадывает это будущее, впрочем, эта вера в ясновидящих быстро исчезает при каждом новом его пророчестве.

Не решусь предсказывать ход политических событий, но очевидно, что Россия через 1 июля 2020 года вступит в новый политический этап.

Если о самих поправках… Не всё так благостно в предлагаемых изменениях в Конституцию, как это утверждает власть. Есть очевидные логические противоречия между вносимыми изменениями и теми Статьями Конституции, которые сама Конституция практически запрещает изменять.

Впрочем, и в самой Конституции есть такие же логические противоречия. Ну, например. –

Статья 3 Конституции РФ.
“1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.
2. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.
3. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы.
4. Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по федеральному закону”.

Утверждается здесь, что непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы. С референдумом понятно, но как таким непосредственным выражением власти народа могут быть выборы? – Суть выборов в том, что избиратели выбирают тех, кому они передают свои полномочия на решение государственных задач. И это нельзя считать “непосредственным выражением власти народа”.

И само право Госдумы, СФ и Президента изменять Конституцию РФ ни как нельзя считать “непосредственным выражением власти народа”. Это – следствие передачи полномочий народа депутатам и Президенту. Это — акт опосредованный. – А уж роль не избираемого СФ совершенно не контролируется этим “единственным источником власти”. Ему это право народ не делегировал.

А само решение о проведении социологического вопроса? – Это, ведь, не референдум, это – только опрос. И само “непосредственное выражение власти народа” базируется здесь, отнюдь, не на Конституции, а лишь на доверии к В. Путин, который заявил, что его решение определит только итог этого социологического опроса.

Таким образом, решение определяется волей одного человека, если бы это был другой человек, а не В. Путин, такое решение могло быть совершенно иным. Гарантом здесь выступает не Конституция, а позиция одного человека, пусть он и президент. В этом изъян.

Сама эта ситуация, безусловно, определяется не только волей и решением самого В. Путина, но и логическими противоречиями и запретами, заложенными в базовые положения Конституции РФ.

Об этом можно вспомнить, но эти вопросы сейчас отходят на второй план. Сам вывод прост: действующую Конституцию РФ можно было изложить в гораздо лучшей редакции.

Теперь обратимся к опасностям в самом процессе голосования… Сомнительным представляется решение ЦИК о проведение голосования в течении семи дней. Это решение расширяет возможности избирательных комиссий, но резко сужает возможности наблюдателей. Сформировать повсеместный корпус наблюдателей не всегда просто и для единого дня голосования, а сформировать его на семь дней ещё сложнее, особенно для оппозиционных партий.

Опасность здесь в том, что, например, КПРФ, активно призывающая голосовать против поправок, на этом основании поставит под сомнение итоги этого социологического опроса.

Это неизбежно: все оппозиционные партии так делают, они к этому привыкли и всегда утверждают, что у них “украли голоса”. Но на этом же будут настаивать все антипутинские силы, часть нашей элиты, весь Запад и все те, кто по личным убеждениям будет голосовать против поправок. А завершиться всё это может организацией массовых уличных протестов. Такая вероятность имеет место быть…

Столь же не одинаково и отношение к самому голосованию: суть спора многие не связывают с отношением к самим поправкам. КПРФ, скажем, при голосовании будет выражать своё отношение к ельцинской конституции. Кто-то будет выражать своё отношение к местной власти или к власти вообще. Подавляющее большинство, с разных позиций, но будет рассматривать голосование, как голосование о доверии к В. Путину.

Болевой точкой, бесспорно, является вопрос о продлении возможности быть избранным для В. Путина. По форме такое включение статьи в Конституцию ради одного человека тоже не является успехом в области конституционного права.

Но, по сути, у большинства появилась возможность высказать своё мнение по вопросу: согласны ли они с тем, что их лишают права голосовать за того, за кого они считают нужным? – Кто и почему лишает их право на волеизъявление, если единственным источник власти являются именно они? – Вот, интересный вопрос. И очень интересно, каким будет ответ.

Сам процесс с голосованием связан с рисками. Рискуют все. Рискует В. Путин. – Если большинство проголосует против поправок, Россия окажется в совершенно иной политической реальности. Да и явка на голосование менее 50% существенно ударит по авторитету В. Путина и легитимности результатов опроса.

Рискует КПРФ. Если подавляющее большинство проголосует за поправки, то возникнет вопрос: интересы какого “народа” тогда выражает КПРФ, если большинство этого самого народа не поддерживает и противостоит позиции КПРФ?

Рискует ЦИК. Понятны обстоятельства, в которых будет проходить голосование, но это не будет служить оправданием для ЦИК, если большинство решит, что результаты сфальсифицированы.

Рискуют партии и известные личности, агитирующие голосовать против поправок. Это существенно ослабит их позиции на осенних выборах.

Рискуют те, кто призывает бойкотировать голосование. И они утратят доверие, если большинство явится на выборы и поддержит поправки В. Путина.

Рискуют мэры, губернаторы и главы республик, готовые ради собственной карьеры угодить В. Путину и «обеспечить» нужную явку и нужные результаты на доверенной им территории.

А не рискуют лишь те, кто ведёт агитацию против поправок, получая финансирование от части нашей элиты или из иностранных источников. – Они в любом случае останутся при своих и получат свои тридцать сребреников.

В чём ещё опасность? – Она в том, что референдумы у нас не проводятся и у “единственного источника власти” нет возможности выразить своё отношение к власти, тем самым, «непосредственным» образом. Можно, конечно, большинству не явиться на выборы в Госдуму, что и сделали 52% избирателей, но теперь возникает великий соблазн выразить это своё непосредственное отношение к власти самым непосредственным образом.

И о том, что голосование по поправкам рассматривается как голосование о доверии к власти, говорят многие. Причём, это говорят не только “простые смертные”, об этом открыто и чётко говорят вполне образованные, известные и умные люди. Например, экономист М. Делягин.

Эти настроения достаточно распространены. Одни намерены свести счёты с мэрами, другие – с губернаторами, третьи – с местной властью или с самим В. Путина. Сами поправки многих не интересуют, процесс голосования рассматривается ими только как акт политического противостояния между различными политическими силами и настроениями. Потому абсолютная уверенность власти в успешном и уже гарантированном исходе процесса вызывает определённые сомнения.

Эмоциональные настроения во многом понятны. Готов даже со многими быть эмоционально солидарен. Но в политике нельзя исходить из эмоций. В политике нужно исходить из оценок политических последствий. – Разве шахтёры, летом 1989 года начавшие забастовки, стремились разрушить СССР, хотели жить при власти олигархов или мечтали о том, чтобы Б. Ельцин, для прихода к власти которого они сделали многое, мог доложить руководству США о низвержении “идола коммунизма”? – Да, часть желала именно этого, но далеко не все этого хотели. Тем не менее, политический результат был именно таким. И об этом нужно помнить.

И очень заблуждаются те, левые, правые или какие угодно, которые надеются извлечь собственную выгоду в этом спровоцированном политическом хаосе. Всё это уже мы проходили… Потому два, так сказать, постулата, вытекающих из исторического опыта нашей цивилизации .

Постулат первый: любое стихийное движение большинства, лишённое организующей и руководящей роли политической партии, выражающей интересы этого большинства, неизбежно приводит к приходу власти, не выражающей интересы подавляющего большинства.

Постулат второй: ни одна политическая партия не может быть выведена из-под контроля большинства и только большинство уполномочено решать вправе ли такая партия играть руководящую роль.

Да… большинство может ошибаться… Но ошибаются все: монархи, вожди, политические лидеры, элитные группы или интеллектуальные сообщества. У большинства есть право на ошибку. И за эту ошибку большинство расплатится. Но это будет его собственная ошибка.

Идея о слепцах в большинстве и высокоинтеллектуальных поводырях, которую часто предлагают, уже была реализована в нашей истории. – Общество не контролировало КПСС. Этот “передовой отряд человечества” возомнил себя незаменимым и всесильным творцом истории, выступая в роли пастыря для безмозглых овечек. Саму суть и смысл социализма КПСС свела к собственному господству. – Каков итог? К чему привела эта интеллектуальная заносчивость, эта самоуверенность в праве быть “направляющей и руководящей силой” советского общества? – И разве основная вина в гибели социализма лежит на совести советского народа? – Вина советского народа в том, что КПСС не контролировалась волеизъявлением большинства, а превратилась в особый привилегированный социальный слой, приведший СССР к гибели. – И, размышляя о дальнейшей судьбе России, нужно помнить об этом.

Если этого не понимать, мечты о смене «путинского режима» на общество всеобщего благоденствия завершатся переходом к совершенно другому. На смену придёт общество, уготованное нам чубайсами, кудриными и грефами, где интеллектуальное меньшинство властвует над, лишёнными разума, потребителями.

Запад уготовил нам эволюцию от человека разумного к человеку потребляющему. И это оцифрованное существо обретает свою сущность уже только в облачных сервисах Всемирной Паутины. Только там оно находит свою индивидуальность, своё Я. Только там оно узнаёт о своих потребностях, вкусах и убеждениях. А, оказавшись вне Всемирной Паутины, оно ощущает свою опустошённость, свою беспомощность и полную ничтожность. Только там оно чувствует свою силу, своё могущество, свою полезность и востребованность. – Оцифрованное существо дееспособно лишь в оцифрованном мире, в цифровой реальности, в цифровой экономике и готово склонить голову перед владыками и собственниками этого нового мира.

Потому весь спор о голосовании можно свести к ответу на два вопроса.

Вопрос первый: несут ли предлагаемые поправки угрозу, вред или ущерб для России? – Ответ: нет. Все попытки иного ответа не убеждают. Можно отчасти согласиться с теми, кто убеждён, что поправки ничего не изменят и всё останется по-прежнему. Но лишь отчасти. – Разве, например, запрет на двойное гражданство для депутатов не несёт пользы? – К тому же, нельзя не видеть идеологическую и политическую значимость поправок, если отвлечься от юридической стороны дела. – Скажем, это, банальное для нас, утверждение в Конституции о том, что брак – это союз между мужчиной и женщиной, разве ныне не является мировоззренческим и идеологическим актом? И разве такое положение в Конституции, противостоящее позиции всех “цивилизованных стран Запада”, не является политическим актом? – Уже это одно достаточно ясно указывает на, хотя бы, попытку России восстановить утраченную идеологическую и политическую суверенность, заявив об этом в Конституции. – Тогда против чего голосовать?

Вопрос второй: на какой политический результат надеются те, кто готов голосовать против поправок? – Что? В. Путин уйдёт в отставку? Или Правительство? Или Госдума заявит о самороспуске? – Ничего этого не будет! – Да, В. Путин не подпишет Закон и поправки не будут приняты. И что?! – Получите моральное удовлетворение? Почувствуете себя героями, способными при “терроре путинского режима” явить всем свою смелость и принципиальность? Сможете похвастаться друг перед другом тем, что, «рискуя свободой и жизнью», проголосовали против? – Допустим. – Но что получит Россия? – А получит она политическую нестабильность, мировоззренческий хаос и идеологическое противостояние двух непримиримых точек зрения в самой РФ. И всё это будет происходить в условиях социальной разобщённости общества, в условиях пандемии, экономического кризиса, снижения уровня жизни и дальнейших санкций со стороны США. – Кому это выгодно? – Тем, кому надоело видеть Россию на политической карте мира?

Что делать? – Сдержать эмоции и руководствоваться разумом. Согласимся с доводом мыслителей древней Индии: никогда ненависть не побеждается ненавистью, но отсутствием ненависти побеждается она. Потому подавляющее большинство должно принять участие в опросе. Чрезвычайно важно получить реальную политическую картину общества. Для этого необходимо не только честное подведение итогов голосования, для этого нужно ещё и массовое участие в нём. Нам нужно знать общество, в котором мы живём. Нужно знать: кто эти МЫ.

А уж потом… перетерпев… на осенних выборах… можно дать волю своим эмоциям. Можно, перед посещением избирательного участка, даже посмотреть программу Н. Михалкова «Над пропастью во лжи». И уже потом выразить своё непосредственное отношение к партии ЕР и её ставленникам. А, вот, это несомненно уже принесёт пользу и нам, и России.

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять